Что такое икона?

Татьяна Черникова, доктор исторических наук

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

Если брать смысл самого слова «икона», то оно происходит от греческого слова είκόνα, которое в переводе на русский язык означает «образ». Поэтому когда некоторые люди называют иконы образами, это полный синоним греческого аналога этому слову.

Выяснив, что это за слово, надо немного поговорить о том, что такое икона на практике. Существует два подхода к тому, что такое икона – искусствоведческий и богословский.

Искусствоведческий подход представляет икону как особое произведение искусства, написанное на деревянной доске, покрытой левкасом – алебастром, размешанным на жидком рыбьем клею, – на котором выцарапывается контур изображения, покрываемый потом разными красками.

Кроме этого, в искусствоведческом подходе икона может быть сделана также на кости, металле, керамике, но это встречается гораздо реже.

Но если подходить к иконе так, как к ней вообще относятся в Церкви: богословы и люди верующие, то иконой может быть названо любое изображение, выполненное в любой манере, не только икона на дереве, но и мозаика, фреска и даже скульптурное изображение.

Вопрос о том, когда появилась икона, достаточно спорный, потому что мы можем только по косвенным документам, источникам времени говорить о том, когда она появилась. Предполагается, что где-то в I – II веке первые христиане использовали не столько изображения людей, сколько изображения символов. Шло это от того, что первыми христианами были во многом люди с Востока, в прошлом иудеи. Иудейская традиция изображение запрещает изображение всякого человека. Как мы помним, что во второй заповеди, которую получил от Бога Моисей, было запрещено изображать что-либо в небе, на земле, ниже земли, в воде, поэтому иудеи и вслед за ними мусульмане, воспитанные на этой же библейской, ветхозаветной традиции никогда не изображают людей, животных, тем более небожителей. Поэтому в римских катакомбах к I – II веку появилась традиция изображать символами неких важных персонажей.

Например, сокращенно на греческом языке – простонародной, международной речи койне, на которой между собой общались христиане разных народов, сокращенно фраза «Иисус Христос – Сын Божий» звучала как «ИХТИОС», в греческом языке это означает «рыба». Поэтому либо могла быть написана аббревиатура, которая означала слово «рыба», либо вообще нарисованы две рыбки.

Еще из древневосточных символов христианами был востребован знак пятиконечной звезды головой вверх, который, кстати, в христианской традиции был одновременно и знаком первого человека Адама. Но если эта звезда была красного цвета, что символизировало жертву, то такая красная звезда как раз символизировала Иисуса Христа как Спасителя, как Мессию, Искупителя грехов человеческих. Также были и другие изображения, например, четыре райские реки – это первые символические изображения четырех евангелистов.

Такая традиция – изображать символами – была чужда римлянам, грекам, эллинистическим египтянам, среди которых было много ранних христиан. Они привыкли выражать какие-то сюжеты и идеи через реалистическую картинку. И собственно античное классическое изображение достигло здесь больших успехов, и поэтому в III – VI веках появляется такое изображение, как мы себе его представляем.

Естественно, эти изображения, кроме икон VI века, до нас не дошли. Но мы знаем о них по сообщениям неких первых церковных источников. Был такой церковный историк – Евсевий Памфил, живший в III веке. И в своей седьмой книге «Церковной истории» он пишет, что есть изображения апостола Петра, апостола Павла и даже самого Иисуса Христа, нарисованные красками на дереве, что говорит о том, что к III веку иконы уже появились.

А таким, скажем, богословско-философским обоснованием того, что можно изображать святые образы на досках и другим способом было учение Дионисия Ареопагита, святого великомученика I века, который сказал о том, что возможны несходные подобия. То есть между изображением и Самим Иисусом Христом нет подобия, но само изображение может настраивать нас на мысль о Боге, помогать с Ним общаться. И в рамках христианского неоплатонизма это оказалось обоснованием того, что в римско-греческой среде икона была очень востребована.

Правда, отношение людей интеллектуальных и людей простонародья было разное. Простонародье, особенно после того, как христианство в IV веке стало государственной религией Рима, стало переносить свои какие-то языческие представления на иконы. Иконам начали в прямом смысле слова поклоняться. Иконы начали брать в крестные родители своим детям. И многие увидели в этом иконопоклонничество, равносильное идолопоклонничеству, вспомнили ветхозаветные требования «Не сотвори себе кумира», и одновременно появились иконоборцы.

Где-то в V – VI веках судьба иконы решалась драматично, потому что одни люди хотели почитать иконы, другие не хотели. Но прошедший в столице Византии Константинополе Трулльским Пято-Шестой Собор 691 – 692 годов. Трулльским он называется потому, что прошел в комнате под сводами, – труллями. Там было принято решение, что все-таки можно писать иконы, и было запрещено употреблять старо-катакомбные символические изображения. Иисуса надо было писать в виде человека, поскольку Он пришел сюда в человеческом естестве.

И, наверное, стоит отдельно поговорить об иконоборчестве, пока сказав только о том, что от VI века до нас дошло три иконы в монастыре святой Екатерины на Синае: изображение Богоматери на Престоле, изображение Самого Иисуса Христа и изображение апостола Петра.