Ереси и расколы: арианские споры


Михаил Ведешкин, кандидат исторических наук

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

Когда Церковь становится частью государственной структуры Римской империи, а христианство – официальной идеологией Римской империи, становится очевидно, что любые нестроения в теле Церкви серьезно отражаются на жизни самой империи. По сути, те споры и конфликты, которые возникали по догматическим, иерархическим и организационным проблемам внутри Церкви, эхом отдавались по всей имперской структуре.

Что за нестроения и споры? Конечно же, это ереси и схизмы, то есть расколы. Не надо думать, что в ересях и схизмах проявляются исключительно догматические, то есть идейные и богословские споры. Это было далеко не так. Зачастую за идейными противоречиями крылись серьезные политические, социальные, экономические и даже этнические конфликты. Собственно, Церковь в IV, V и VI веках пережила множество расколов и потрясений.

Был, например, серьезный спор, связанные с возникновением ереси Новациана: еще в III веке ригористы, которые отделились от Церкви из-за ее «нечистоты». Потом в IV столетии появляются новые ригористы – донатисты и мелитиане. К донатистам примыкает довольно радикальная, демократическая, можно даже сказать, революционная группировка циркумцеллионов, которые под знаменами истинной христианизации борются за улучшение своих прав. Эта ересь существовала в Африке.

Кроме того, сохранялись различные гностические секты, например, валентиане, каиниты, монтанисты и так далее. Но все эти движения были или узко региональны либо откровенно маргинальны.

В Восточной Римской империи было по сути всего лишь три спора, которые всерьез потрясли само основание Церкви.

Первый из них – арианский спор, по сути, расколовший имперскую Церковь на две части и бушевавший без малого сто лет, а последствия его ощущались еще дольше.

Откуда происходит арианский спор? Арианский спор ведет свое начало из монархианских споров III столетия. Когда в христианство проникает значительное количество образованного элемента, начинается развитие догматики, то есть такие проблемы, как проблема Троицы, которая раньше поднималась не вполне в полной степени, начинает всерьез волновать умы христианских мыслителей. И появляются две идеи, которые по-разному понимают троичность Божества.

Еретик Савелий Птомалеидский учил, что Троица – это суть один Бог с тремя эйдосами, то есть с тремя личинами. Он меняет их, как маски меняются в греческом театре, и представляется человечеству то в одной, то в другой форме.

Прямо противоположную концепцию занимал еще один ересиарх Павел Самосатский – видный политический деятель второй половины III века. Он считал, что есть только один истинный Бог – Бог Отец. А Бог Сын и Бог Дух Святой – это не вполне божественные сущности. Павел был осужден Церковным собором, правда, скорее всего, больше по политическим соображениям, чем по теологическим. Его взгляды остались на востоке, прежде всего в Сирии, довольно влиятельными. Так, например, их воспринял знаменитый богослов конца III века – Лукиан Самосатский. И из школы Лукиана Самосатского вышли многие видные деятели христианской Церкви начала IV столетия, среди них был Арий.

Арий служил пресвитером в Александрийской Церкви. Это был человек, безусловно, яркий, талантливый, обладавший исключительной стройностью и логичностью ума. Арий был очень и очень популярен среди народных масс Александрии, и когда умирает Александрийский папа Ахилл, он видит Ария в качестве одного из своих возможных преемников.

Действительно, основная борьба за епископский престол разворачивается между Арием и еще одним кандидатом – Александром Александрийским. Побеждает Александр. Как потом писали симпатизировавшие Арию историки, Арий отвел свою кандидатуру в пользу конкурента. И дальше между ними случается конфликт. Конфликт возникает либо по причине нежелания Александра терпеть конкурента, либо по причине обиды Ария на Александра. Александр начинает пристально следить за богословскими построениями Ария и вскоре понимает, что они не вполне православные.

Что же думал Арий? Арий считал, что существует Бог Отец, одним из Его качеств является Его всесильность, то есть Он одновременно присутствует во всех формах, во всех временах и т.д. Бог Отец был всегда. Но был ли всегда Бог Сын? По этому поводу Арий серьезно сомневался. Ведь если Он совечен Отцу, значит, Он не был Сыном, так как Сын всегда появляется после Отца и никак иначе. Таким образом, Арий думал, что Сын появился после Отца, а, следовательно, Он был Отцом сотворен. То есть Сын, как и все прочие творения этого мира, имеет тварную природу. А Отец имеет принципиально другую природу – вечную и Божественную. По сути Арий отказывал Иисусу, второму лицу Троицы, в полной Божественности. За это уцепился Александр, который осудил догматические построения Ария. Случилось это в 318 году.

Арий бежал из Александрии и начал жаловаться на несправедливое гонение своим однокашникам по школе Лукиана Самосатского, которые были очень сильны на востоке. Среди них, например, были Евсевий Кесарийский – отец церковной историографии и Евсевий Никомедийский – епископ одного из столичных городов. В начале IV века Никомедия была одной из императорских резиденций.

Спор разгорался нешуточный, и когда император Константин завладел полной властью над империей, он столкнулся с этим спором лицом к лицу. Константин только-только пришел к идее сделать христианство, поддерживаемой властью религией, опереться на христианство. Для него принципиально важно было сохранение христианского единства и тут он видит, что сама Церковь оказывается расколотой. Поначалу он посылает и к Арию, и к Александру своего эмиссара Осия Кордубского с предложениями примириться. Говорит, что этот догматический спор лучше вообще не поднимать, лучше объединить Церковь и не терзаться по пустякам. Однако очень скоро Константин понимает, что это не пустяк, а очень серьезная проблема и решает созвать Первый Вселенский Собор в Никее в 325 году.

На Никейском Соборе большинство епископов осуждает учение Ария, не без влияния самого Константина, который был убежден, что учение Александра поддерживает больше епископов, чем учение Ария, который также силой своей власти давил на сторонников мятежного пресвитера. Принимается Символ веры, согласно которому Бог Сын признается Единосущным и Совечным Отцу. Арий и несколько его последователей отправляются в изгнание. Однако сразу после окончания Никейского собора, оказывается, что далеко не все восточные епископы готовы принять подобную формулировку. Слишком сильно новопринятый Символ веры отличался от традиций, которые уже сложились в той или иной епархии.

Против Никейского Символа поднимается широкая церковная оппозиция. Арианский концепт Божественности кажется более стройным, более логичным. Большинство епископов склоняется если не к тому, чтобы поддержать этот символ, то хотя бы к принятию более компромиссных формулировок. Например, к замене единосущия Бога Отца и Бога Сына на Их подобосущие. Мы видим, что уже в конце правления сам Константин начинает склоняться к этой довольно мощной на востоке церковной группировке. Смягчение формулировок Никейского собора кажется ему правильным выходом, для того чтобы объединить расколотую Церковь. Наиболее ревностные поборники Никейского символа, например, епископ Афанасий Александрийский отправляется им в ссылку. Сам Константин на смертном одре принимает крещение от одного из лидеров арианской партии – Евсевия Никомедийского.

Его сыновья придерживаются разных точек зрения на церковную политику. Так на западе император Констант является столпом никейства и поддерживает таких церковных лидеров, как Афанасий Александрийский. На востоке император Констанций, наоборот, поддерживает арианствующих или, по крайней мере, сторонников нейтральных формулировок. Это приводит к борьбе между двумя императорами, а в итоге, когда Констанций становится единоличным правителем римского мира, к торжеству полуарианского богословия. Собственно, в дальнейшем полуариане, их называли либо подобники — омии, либо подобосущники – омиуасиане. По сути, они господствовали в Восточной Церкви на протяжении всей первой половины IV столетия.

Никейцы – единосущники были слабые и разобщены внутренними дрязгами и склоками. Так, например, из общего тела Православной Церкви выделилась секта аполлинаристов и люцифериан. А в Антиохии никейцы устроили схизму между собой. В общем, никак не могли объединиться, чтобы сообща дать отпор арианствующим. Возможно, это объединение стало только в 70-е годы IV века, благодаря огромным трудам великих каппадокийцев – Василия Великого, Григория Назианзина и Григория Нисского. По сути, им удается соединить воедино расколотые ранее группы людей, признающих Никейский символ.

Арианство к этому времени ослабело, во многом это было связано с нашествием готских племен, которые также исповедовали арианство, теряет поддержку населения империи и на Втором Вселенском соборе было окончательно осуждено. Правда, оно не исчезло. Как было сказано выше, арианство распространялось среди варваров. Это было связано с тем, что первые проповедники к восточным германцам, готам были отправлены из Восточной Римской империи в период правления арианствующего императора Констанция Второго. Понятно, что они привили своей пастве тот Символ веры, в который они сами верили. Арианство становится национальной религией варварских народов, сначала готов, потом прочих германцев. И когда они населяют территории Западной Римской империи, они начинают поддерживать там свою особую арианскую церковь.

По сути, окончательно арианский спор был решен лишь с переходом варваров-лангобардов в никейство в VII столетии.