Грех и невроз

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

Итак, мы разделили два таких как бы уровня — психологический и духовный, которые возвышаются над таким базовым уровнем физиологии и нашей биологии. А почему это важно? Дело в том, что если мы обернемся к понятию «грех» и посмотрим его перевод с греческого, то мы вспомним, что речь идет о промахе, о непопадании в цель. То есть в духовном плане человек грешит, когда движется мимо себя и мимо цели, к которой должен двигаться. Если мы рассмотрим близкое к греху, но психологическое понятие «невроза», то мы будем говорить о том, что человек находится в состоянии некоего ослепления, или кривого зеркала. Иными словами, он не встречается с реальностью. Невротик смотрит на мир сквозь кривое зеркало, он не видит того, что есть. Более того, человек в грехе очень часто упорствует, он уверен, что он прав, он ослеплен некой внутренней гордыней и его останавливает как правило некий такой удар из вне, да, такое Божье промыслительное вхождение в жизнь человека, остановка, чтобы человек задумался.

Тоже самое происходит, когда человек в неврозе. Если он не доходит до края, если он не сталкивается с чем-то очень трудным в своей жизни, он, как правило, не спрашивает себя – все ли со мной в порядке. Если ему плохо, субъективно некомфортно, он в этом винит других людей, он как правило погружен в эгоцентризм и для него виноваты те, кто рядом. Как правило, он сам никогда не бывает виноват. При этом, если давать небольшую характеристику состоянию невроза, для современного человека – это состояние глубокого внутреннего дискомфорта. Он неправильно оценивает себя, он имеет проблемы с самооценкой, с самоотношением, самоценностью. У него то заниженная самооценка, то завышенная. То есть иными словами он не только видит мир в кривом зеркале, в кривом зеркале он видит и самого себя.

Получается, что, когда мы говорим о состоянии греха, мы говорим о промахе, о движении мимо себя и мимо своей жизни. То же самое можно сказать, говоря о неврозе. Человек в неврозе движется мимо себя, мимо своих задач, целей и ценностей, мимо своих близких, своих любимых и родных. Мимо своих родителей, детей, мужей, жен и так далее. И получается, что эти искажения, такие провалы, падения в яму очень похожи, просто они происходят на разных уровнях. Конечно, когда мы говорим о грехе, мы можем сказать, что это может быть кратковременное состояние, то есть иными словами, когда человек грешит, у него есть все шансы вернуться, исправиться, осознать, изменить жизнь. Когда мы говорим, например, о страсти, то мы говорим о более устойчивом перманентном состоянии, в котором человек застревает надолго, часто на годы. Не случайно человек, который находится в некой страсти и очень часто кается в одном и том же. Из года в год, от исповеди, к исповеди, он повторяет одно и то же – я грешу в том-то и том-то и ничего не могу с собой поделать. Это действительно тяжелое искажение духовного мира во мне.

Чем близок невроз к этому состоянию – да тем, что он тоже очень устойчив. Это не дуновение ветра, это не легкое и приходящее, уходящее состояние – это устойчивое состояние, сопровождающее человека из года в год. И если грех исцеляется в храме, то неврозе все-таки исцеляется в кабинете психолога. И эти пути, эти способы помощи себе нельзя рассматривать в рамках или, или, либо то, либо се, либо психологическое, либо духовное это всегда и, и. Это вещи очень взаимопроникающие и очень взаимопитающие. Я никогда не видела в своей практике человека невротизированного, не видящего реальность, но при этом в духовном плане совершенно здорового. И невроз стоит на пути к духовному здоровью и духовному исцелению. Поэтому, если его не лечить, если с ним не работать, если с ним не бороться, то очень маловероятно, что мы выйдем к полноценной духовной жизни.

При этом я вижу очень часто самые разные невротические проблемы – высокая тревожность, страх принятия решений, чувство неуверенности в себе, или наоборот самоуверенность, ощущение, что вокруг неправы все, а прав именно я и моя задача доказать людям, как они ошибаются. Это в огромной степени психологические заботы, психологические задачи. И конечно молитва и жизнь в храме невероятно важны. Я не могу сказать, что они помогают, они нас зовут к себе, они нам показывают путь наверх. Но есть еще как бы путь, который мы должны пройти сами. Господь помогает и ждет, но Он не делает за нас те вещи, которые вручены нам в руки, и мы ответственны за наши какие-то усилия. И эта некая работа по осознаванию себя чрезвычайно важна и здесь помогает именно психология. И я бы сказала, именно христианская психология. Потому что именно христианский психолог видит тот свет, который светит нам сверху.