«О, несмысленные галаты!»

 

Иерей Антоний Лакирев, специалист по Новому Завету

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

Христиан из язычников становится все больше. В течение 40-х годов количество христиан из язычников вырастает даже не в разы, а в десятки раз. Главным образом они происходят из прозелитов, тех людей, которые были подданными Римской империи и из политических соображений не принимали иудаизм. По той простой причине, что переход в иудаизм для подданного Римской империи, особенно из некоторых сословий, был небезопасен, влек за собой разнообразные кары. Именно эти люди услышали от апостолов, путешествующих по иудейской диаспоре, что спасение, о котором мечтали и на которое надеялись иудеи, уже дано, и Бог принимает всех, кто захочет к Нему прийти. Они услышали притчу о званных на вечерю, участниками которой становятся не те, кто заслужил это по праву рождения или совершенных подвигов, а те, кто готовы откликнуться на этот призыв. И многие прозелиты, то есть люди, которые формально оставались язычниками с точки зрения римского права, а фактически стояли у дверей синагоги, как мытарь, и молились Единому Богу, даже быстрее самих иудеев приходят к апостолам, становятся их учениками и составляют костяк первых христианских общин. Общин еще очень немногочисленных. Еще лет триста после новозаветной эпохи община в двадцать человек считалась большой. А община в триста человек считалась гигантской, таких было одна-две по всему лицу земли.

Поэтому языко-христианские общины, конечно, крайне невелики, но это люди, для которых открывается возможность не просто пытаться построить свою жизнь в соответствии с заповедями Божьими, но и соединиться с Богом во Христе и питаться той трапезой Тела и Крови Христовых, которую Бог дает им. Это люди, которые знали о себе, что не имеют права войти в Царство Бога, но вдруг, по свидетельству апостолов оказалось, что у них есть такая возможность. Они не могут ее отвергнуть. И, как мы уже говорили, христиане из иудеев не могут отвергнуть их и сказать, что это не их братья, потому что они все питаются одними и теми же Телом и Кровью Христовыми. Мы братья перед Богом в любом случае, как бы ни была велика эта стоящая между нами преграда.

И вот оказывается, что это вызывает крайнее раздражение иудеев в Иерусалиме, что очень затрудняет проповедь среди народа Божьего. Поэтому в Церкви возникает довольно трудный конфликт между теми, кто считает, что будущее за проповедью всем – в конце концов, они вспоминают, что Иисус сказал им: «Идите по всему миру и учите все народы, и кто будет омываться во Имя Мое, тот станет участником Моего Царства». А другие говорят, что не могут не исполнять заповедь – проповедь народа Божьего. Возникает конфликт с теми, кого наша традиция да и само Священное Писание называет иудействующими. Это христиане Иерусалима, которые считали иудейский закон обязательным для всех христиан: обрезание и прочие подробности Торы, более важные и менее. В законе тоже есть вещи сущностные, которые являются откровением о сердце Божьем: люби ближнего, как самого себя, а есть вещи, ситуативно обусловленные и связанные с определенной культурой и эпохой.

Оказывается, что все совсем непросто. И Павел с ужасной горечью пишет о том, как эти самые люди из Иерусалима рассылают за ним эмиссаров его общины и убеждают их обрезываться. А когда сам Павел оказывается в Иерусалиме и под угрозой казни не может обратиться к христианам Иерусалима, он обращается к фарисеям и говорит о том, что он фарисей и его судят за веру в воскресение мертвых. И фарисеи отбивают его от разъяренной толпы и передают прокуратору, который усылает его в Рим.

Это очень тяжелый конфликт, но для нас поразительно и чрезвычайно важно увидеть, как в 49 году христиане пытаются решить проблему.