Оппозиция империи и пустыни. Часть I

Сергей Хоружий, профессор Института философии РАН, доктор наук

Все лекции цикла можно посмотреть здесь

 

Исихазм в общем описании. Путь традиции и строение практики. Первое – краткая история исихазма. В самом кратком очерке разумеется, история богатая, мы только бегло наметим ее основные этапы.

История становления традиции занимает тысячу лет, затем традиция продолжает свое существование уже в сформированном, можно сказать, виде. Это тысячелетие становления исихазма принято разбивать на три большие периода. Первый из них часто называют: «исихазм до исихазма». Это IV-VI века. Здесь происходит зарождение христианского подвижничества. Мы уже сказали, что возникла необходимость отыскания новой формы ключевого христианского опыта и становилось ясно, что эта новая форма требует всецелой, всем существом, всеми энергиями человека, устремленности к Богу.

То есть, требуется создать совершенно особый строй всего человеческого существа, можно его так и называть – строй всецелой богоустремленности. И ясно здесь же стало, что для создания такого строя требуется и особый уклад, и способ жизни. То есть, что это означает – требуется исход из обычного уклада, из обычного способа жизни. Здесь и христианство создало специальное понятие мира, мирского существования. Христиане поняли, что все обычные, как сегодня часто говорят, практики повседневности, не дают возможности целиком отдаться задаче соединения с Богом, не дают возможности создавать строй всецелой богоустремленности. И христианское сообщество принялось вырабатывать этот альтернативный строй жизни. То есть последовательность смысловая такая – от внутреннего к внешнему. Было ясно, что нужно создавать всецело иной внутренний строй, строй богоустремленности. А отсюда становилось ясно, что раз так, нужен и абсолютно другой внешний строй, нужно какой-то уклад жизни развивать также альтернативный.

Вот этот альтернативный уклад жизни и стал тем, что мы сегодня знаем, как христианское монашество. Зарождается оно сразу же, как только христианство становится господствующей религией в социуме. Складывается то, что носит в истории название «оппозиция Империи и Пустыни». Империя Римская стала официально христианской империей, но мы видим, что наиболее ревностные христиане из этой христианской империи немедленно начинают уходить, порывать с ней связи – это очень серьезный парадокс исторического существования исихазма — оппозиция Империи и Пустыни.

Соответственно, уйдя в пустыню, подвижники начинали создавать особый строй, особый уклад. Сразу же возникло два русла раннехристианского монашества. Один назывался «анахореза», или «уединенное монашество», когда свое духовное служение подвижник проходил в полном и строгом одиночестве. Ну, на поверку, я уже говорил, что по внутренним соображениям самой практики, полная изоляция человека – неадекватный режим жизни. В полной изоляции человек не сумеет достичь строя всецелой богоустремленности. Поэтому полной изоляции все равно и в том, что мы сегодня называем «строжайшей анахорезой», не было. И, скажем, как я описывал, нужна была связь опытного подвижника и ученика, связь, в которой ученик мог бы получать начала подвижнического опыта – эта связь была просто необходимостью в том числе и в анахорезе. Поэтому, когда мы говорим о таких строгих отшельниках, надо понимать, что, скажем, ученики у них были – это не абсолютное одиночество. У всех знаменитых учителей раннехристианской аскезы, мы найдем и бывает очень длительные периоды, когда они действительно жили в строжайшем уединении, не видя иного человеческого лица. Это русло уединенного монашества. И в этом-то русле в основном и вырабатывались те антропологические, духовные способы и приемы, которые входили в строй всецелой богоустремленности.

Другим, сразу же сложившимся укладом была, так называемая «киновия», или общежитие. Оба русла имели своих знаменитых основателей. Русло анахорезы – святой Антоний Великий, который, впрочем, все-таки был в преемстве совсем уж легендарным Павлом Отшельником. А основателем киновийного уклада был святой Пахомий. Образовывались первые очаги монашества – в Египте прежде всего. В низовьях Нила были Нитрия и Скит, в верховьях Нила была местность Фиваида, вокруг Фив и они становились крупнейшими очагами раннехристианской аскезы.