Терновый венец Спасителя

Тимофей Китнис, историк, богослов, руководитель паломнического культурно-просветительского центра ап. Фомы в Европе

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

Терновый венец – одна из самых удивительных святынь, которая сейчас в настоящий момент находится в очень известном соборе в Париже – Нотр-Дам де Пари и выносится каждую первую пятницу один раз в месяц ровно в три часа, в то время, когда Господь наш Иисус Христос умер на кресте, является конечно безусловно одной из самых важных святынь, не только для западных, но и для восточных христиан. Тем более, что эта святыня была привезена в Париж из Константинополя. Что же это за святыня?

Надо сказать, что о терновом венце упоминают все четыре евангелиста. Она очень важна, то есть, раз они упоминают – это очень важная часть описания страстей Господа. В чем же его важность? Дело в том, что, когда римские воины водрузили на главу Спасителя терновый венец, тут два толкования богословское и историческое. Богословское в том, что понятно – терновый венец – это была такая шуточная коронация, страшная шутка, которую сыграли с Христом римские воины. Мы помним, согласно Евангелию, они падали на колени и кричали: «Радуйся, царь иудейский» и совершали такую шутовскую пародийную коронацию, которую в то время проходили римские цезари, им на главу одевали лавровый венец, венец из лавра – символ величия, власти, победы и в принципе это символ царства был, как и жезл. Помните, Христу еще давали в руку палку – это то, что вручали при коронации цезарю, когда вручали ему жезл. И вот в эту страшную игру… традиция этой страшной игры к сожалению, существовала, она описана у разных античных авторов в то время, это такое развлечение римской казармы. И тут есть и богословское толкование того, что не только иудеи, но и весь остальной мир, в лице римских воинов конкретно, отверг Христа. То есть, Христос был отвержен всем миром. Но после Его воскресения терновый венец становится, как и крест, как и гвозди, как и копие, становится как раз символом победы жизни над смертью и уже об этой святыне, как о находящейся в Сионской горнице, упоминают паломники VI века.

Совершенно точно уже документально после иконоборческого кризиса святой терновый венец оказывается в Константинополе, и он находится в очень известной церкви до 1204 года, где настоятелем был очень известный человек, епископ, интеллигент – Николай Месарит. Именно он, описавший погребальные пелены Господа, описывает и терновый венец. Причем тут описано так по-византийски, что он его называет благоухающим и процветающим. И тут мы не понимаем, то ли это действительно византийское плетение словес, такая литературная гипербола, то ли действительно терновый венец являл чудо и во время таких выносов, особенно в Страстную пятницу для всеобщего поклонения в Константинополе, являл чудо и процветал – есть и такое мнение. С 1204 года после того, как Константинополь был варварски захвачен крестоносцами, терновый венец оказывается сначала во владениях латинского императора, дело в том, что с 1204 по 1261 год в Константинополе была Латинская империя. Николай Месарит кстати осуществлял контакты между латинянами и греческой партией, они пытались одно время договориться. И терновый венец, как очень важная святыня, находился в руках Латинского императора. Однако содержать империю было вещью достаточно малодоходной, мягко говоря, единственный, кто нажился очень хорошо на этом крестовом походе – это были все те же венецианцы, венецианские банкиры и он постоянно вынужден был брать в долг для того, чтобы империю свою содержать, в том числе и защищать от разных, к примеру, от монголов. И в итоге он брал в долг у венецианцев и как залог, что долг будет возвращен, он заложил терновый венец.

Но одновременно написал своему кузену замечательному королю Франции Людовику IX, который прославлен в Католической Церкви, как святой такое письмо, что святыня сейчас находится в руках венецианцев, хорошо бы, чтобы франки хоть что-то получили от этого крестового похода, хоть святыни остались в их руках. И действительно король – это человек очень горячего искреннего сердца, живой веры. Он вступает в переговоры с венецианцами, причем переговоры были очень интересные, очень интенсивные. Венецианцы сразу поняли, насколько важна именно эта святыня именно для этого короля и заломили такую цену, что просто-напросто Людовик IX при всем желании, Франция была тогда государством очень благополучным, не мог ее выплатить. Некоторые говорили, что это почти годовой доход Франции. Когда переговоры зашли в тупик и когда венецианцы осознали, что тут может не получиться ничего, они скинули цену, но добавили такое условие, что большинство шипов останутся в их руках и будут в качестве дара, либо еще как-то распространены по всем храмам прежде всего Европы. И действительно шипы от тернового венца, их насчитывают от 63 до 70, сейчас находятся в разных местах, и в Венеции, и в Лиссабоне, и разумеется в том же Париже. Итак, король бы не простачок, он прекрасно знал, с кем имеет дело, поэтому два доминиканских монаха, которые видели терновый венец еще до того, как был захвачен Константинополь крестоносцами, отправляются с очень надежным отрядом непосредственно к венецианцам, забирают у них терновый венец и каждый из них по 12 часов, один спит, другой следит.

И с такими предосторожностями святыню привозят к Парижу, сам король, об этом сохранились замечательные, очень теплые воспоминания очевидцев, сняв с себя все регалии королевского отличия вместе со своим братом, даже снял верхнюю одежду, в простой рубашке, босой взял эту святыню и вместе со своим братом герцогом Орлеанским нес на руках с молитвой, плакал, люди вокруг плакали. В общем, это было очень трогательное описание. И более того, в Париже в дворцовой капелле Людовик отстраивает замечательную церковь, которую и сейчас можно видеть – это один из шедевров готического искусства, жемчужина Сент-Шапель специально для хранения тернового венца.

Уже при жизни Людовика зафиксировано более 300 явных чудес, исцелений, которые происходят от этой святыни. Да и сам Людовик этому тоже очень большое количество свидетельств имеется, в том числе и описательных, получил исцеление от тяжелой смертельной болезни именно от тернового венца. И с тех самых пор терновый венец становится одним из символов Парижа прежде всего. Он так, или иначе… к примеру, строит Жюль Ардуэн-Мансар Людовику XIV храм Людовика святого, когда уже Людовик святой был прославлен, он устанавливает ему скульптуру и в руках Людовик держит терновый венец. Впоследствии в XIX веке, когда прославляется опять же Жанна д’Арк на холме Монмартр изображение опять же Людовика с терновым венцом. То есть он в Париже почитается и почитается вплоть до французской революции – это очень известная святыня и даже один из выдающихся ученых — Блез Паскаль, которому вера не мешала быть великим ученым, ни коим образом. Как раз приходит к вере благодаря чуду, которое произошло от тернового венца, случилось оно с его племянницей, когда девочка очень сильно заболела, у нее гноился глаз и хотели глаз удалять – это была очень болезненная и опасная операция и привезли терновый венец в монастырь Пор-Рояль, где была сестра Блеза Паскаля, там она была монахиней и девочка приложившись исцелилась. Это самого Паскаля, которую всю ситуацию знал и видел, как все-таки человек образованный, ученый, его это настолько поразило, что благодаря этому он уверовал, причем уверовал горячо, глубоко и даже такая у него была своя печать – крест в обрамлении тернового венца и слова апостола Павла: «Знаю во что уверовал».

В XVIII веке во времена Французской революции к счастью святыня не пострадала, потому что Робеспьер распорядился, чтобы она была удалена в антирелигиозный музей, как в назидание, что… не как святыня, а как некий музейный экспонат. И благодаря этому святыня сохранилась. Сохранилась вплоть до 1804, когда ее Наполеон, венчавшись на царство, став императором в Нотр-Дам де Пари возвращает. Возвращает Церкви и с тех самых пор она пребывает в Нотр-Даме, охраняется святогробским братством, которое вновь образуется во Франции в XIX веке и до сих пор эту удивительную святыню можно видеть в храме Нотр-Дам де Пари.