Под знаком страха: репрессии 1930-х годов

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

В начале 1930-х годов формируется культ личности Сталина, что является частью уже на тот момент существующего тоталитарного режима. Отсутствует критическое отношение к его политике, как среди населения, так и среди окружения. Огромное количество славословий и восхвалений на всевозможных партийных мероприятиях. Подчеркивается незаурядность Сталина, как личности, его индивидуальность. Даже на плакатах если посмотреть, он подобно египетской традиции, да, когда фараон изображается выше, чем остальные его подданные, а боги еще выше, чем фараоны. Вот Сталин изображается даже больше, чем все люди, которые его окружают. Огромное количество плакатов вроде: «Пока ночью страна спит, за нее думает Иосиф Сталин» — это действительно так и было, потому что Сталин, как известно, работал по ночам, он был совой и спал очень допоздна. Не знаю, «Спасибо товарищу Сталину за наше любимое детство». Портреты его висели во всех возможных учреждениях и не только учреждениях. Везде превозносились его способности в организации, в образовании, везде, где только можно превозносили его имя. Это очень было выгодно окружению, которое во многом сформировалось вокруг него и на основе этого культа личности проводилось узаконивание фактически той диктатуры, которая существовала на тот момент.

Тут надо еще раз отметить, что меняется очень серьезно идеологема. Вопрос о мировой революции уже не просто не поднимается, лучше его было и не поднимать, чтобы не стать проповедником зиновьевского блока, или троцкистского блока и не попасть в лучшем случае куда-нибудь очень далеко, валить лес. Меняется она на идею Сталина о некоем обострении классовой борьбы при строительстве коммунизма. Казалось бы, при строительстве коммунизма классы должны исчезать, отмирать, как государство, но тем не менее, все оказывается по-другому. Почему – потому что есть огромное количество классовых врагов. Классовые враги, впоследствии враги народа, они именно так стали называться. Потом это вредители в большом количестве – это те люди, которые спят и видят, как уничтожить советскую власть.

Отсюда же вытекает еще одно важное построение, какое оно – государство должно отмирать. Коммунизм – это как известно общество, в котором нет государства. Однако же, как известно, при Сталине государство набирает, наверное, наибольшее за всю нашу историю силу. Почему – потому что оно с точки зрения сталинской верхушки, выступает уже не в качестве аппарата принуждения и аппарата насилия, как об этом говорил Маркс, и Ленин, и прочие идеологи марксизма-ленинизма, оно выступает в качестве главного орудия пролетариата. Страна же диктатуры пролетариата, соответственно государство его главный помощник и оно железной рукой должно уничтожить всех врагов пролетариата. К врагам относится, еще раз подчеркиваю, огромное количество элементов, которые так, или иначе связаны с не социалистическим строем в большей степени, а с тем, что было до этого.

В определенной степени большой террор можно начинать с 1934 года, когда был застрелен при невыясненных до конца обстоятельствах один из самых ближайших соратников Сталина – Киров, который был главой Ленинского комитета ВКПБ. Даже по основной точке зрения его убил Николаев – большевик, который заподозрил его, ну и заподозрил во многом обоснованно в связи со своей женой. Но его естественно, с точки зрения сталинской верхушки сразу посчитали представителем троцкистско-зиновьевского блока и в ближайшие сроки расстреляли. После этого вводится очень сокращенный порядок судопроизводства. Вводятся суды «тройки», которые могут принимать решения о смертной казни без представителей защиты, во-первых, а во-вторых, это можно сделать в течение суток и исполнение приговора в течение десяти суток.

Очень важно, что в 1936 году при организации разумеется тогдашнего Народного комиссариата внутренних дел Ежова, начинается проведение так называемого большого террора – это сталинские репрессии, охватившие 1936-1938 года. Они у нас преподаются, как московские процессы, но на самом деле они были гораздо более шире. В 1936 году, как известно, окончательно были обвинены Зиновьев и Каменев, они были расстреляны, свою вину они признали на суде под давлением, разумеется. И огромное количество людей, которые так, или иначе были с ними связаны также были репрессированы. И расстрел, и разумеется отправка в лагеря системы ГУЛАГ – Главного управления лагерей. В 1937 году широкий процесс начался против Красной армии, был обвинен маршал Тухачевский, маршал Якир, Уборевич, Блюхер, которые впоследствии были расстреляны. Вместе с ними репрессировали практически весь комсостав Красной армии. Вместе с комсоставом Красной армии было репрессировано огромное количество просто командиров, как тогда называли офицеров и это создало огромную проблему даже в начале Великой отечественной войны, когда комсостава просто не хватало. Сталин фактически уничтожил весь командующий костяк армии, считая, и возможно оправданно, что он представляет из себя главную угрозу его власти.

Завершает весь период московских процессов – процесс над Николаем Бухариным в 1938 году, который уже окончательно заканчивает борьбу с так называемыми «уклонами». Если Зиновьев и Каменев – это левый уклон, то Бухарин – это так называемый правый уклон. И опять-таки страдают те люди, которые так, или иначе с ним связаны. В 1936-1938 году репрессированы были по огромному количеству причин, зачастую по обычному доносу, по подозрению огромное количество представителей интеллигенции, старой интеллигенции, еще получившей университетское образование и разумеется в 1936-1938 году был окончательно уничтожен основной костяк церковной иерархии.

В частности, на 1938 год фактически действующими оставалось только три архиерея и в случае, если бы их репрессировали, то соответственно можно говорить о том, что вся церковная традиция и хиротония была бы прервана. На этом бы и закончилась история Русской Православной Церкви.

Этот период действительно называется большим террором, или массовыми репрессиями, количество репрессированных варьируется очень и очень. Считается, что смертных приговоров было более 700 тысяч, количество погибших от болезней и содержания в лагерях практически не поддается никакому исчислению. Но всего за время сталинского правления в лагерях перебывало более 6 млн человек. Это действительно большие цифры, однако же, конечно, здесь нет ничего общего с теми цифрами, которые дает Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГе» — это порядка 50 млн, но это разумеется цифра была крайне завышена.