Внешняя политика СССР в 1930-е годы

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

Внешняя политика СССР в 1930-е годы характеризуется двумя основными тенденциями – это окончательное признание дипломатическое, включение СССР в международные отношения и отношения СССР с двумя основными очагами агрессии, которые формируются у нас в 1930-х годах.

Что касается первого, известно о том, что последней страной, которая признает Советский союз являются Соединенные штаты. До этого момента, в общем-то, основные ведущие державы мира находятся с Советским союзом в дипломатических отношениях и ряд из них в довольно интенсивных дипломатических отношениях. Советский союз был принят в Лигу Наций – это такой прообраз современной Организации Объединенных Наций, где выступал с различными инициативами. Тут конечно же стоит отметить то, что безусловно 1930-е годы характеризуются относительно мирной политикой Советского союза. Я имею в виду не конец, а именно большую часть. Потому что Советский союз выступает с огромным количеством мирных инициатив, которые были тогда очень-очень нужны.

Здесь мы переходим к главной содержательной части. Как известно два наиболее агрессивных очага – это разумеется Германия, в которой к власти приходят нацисты в начале 1930-х годов. И нацисты, во-первых, опираясь на огромное количество уже существующих фашистских режимов – это Италия, это режимы Восточной Европы, это режимы Скандинавии, они естественно имеют широкую международную поддержку, не с демократическими странами, а именно они были признаны другими фашистскими режимами. И, в общем-то, их внешняя политика, несмотря на обещание продолжать миролюбивую политику Веймарской республики, она конечно же очень агрессивна. Нацизм был нацелен на расширение жизненного пространства за счет восточных территорий. С точки зрения нацистской идеологии, население СССР в первую очередь восточнославянское считалось «Untermensche», то есть расово неполноценным и подлежало частичному уничтожению и соответственно частичному переводу на такое фактически рабское состояние. Это то, что Адольф Гитлер изложил еще в 1922 году в своем основном программном документе «Mein Kampf» — «Моя борьба».

Дело в том, что с этим очагом агрессивности были большие проблемы. Для стран европейской демократии, для Франции и для Великобритании, нацисты рассматривались, как естественный сдерживатель советской угрозы. Советская угроза воспринималась, надо сказать, гораздо жестче, потому что большевизм – это некий альтернативный способ государственного устройства и вообще общественной жизни. И не надо забывать, что большевизм в 1930-е годы рассматривался сквозь витрину – это витрина ВДНХ, это витрина индустриализация. О голоде и массовых репрессиях, учитывая фактически железный занавес, который тогда существовал, практически не было известно. Социализм был в таком романтическом ареале, пользовался широчайшей на самом деле международной поддержкой с точки зрения общественных организаций различных. Естественно это вызывало нежелание видеть большевиков, как той возможной силы, которая вмешивалась бы во внутренние дела. И нацисты воспринимались как те, которые могут сдерживать большевизм.

Несмотря на то, что проводились мирные инициативы, в частности в 1934 году французский министр иностранных дел Барту предложил создание коллективной безопасности – объединение стран Восточной Европы, Франции, Германии и Советского союза в рамках одного военного блока. Эту инициативу, как известно, поддержал очень широко известный король Югославии Александр Карагеоргиевич, но во время обсуждения этого Восточного пакта, как она называлась в 1934 году… точнее даже не во время обсуждения, а когда король Александр с Барту ехали в Марселе, он прибыл в порт, они были застрелены по всей видимости нацистскими агентами.

После этого запад переходит к политике умиротворения агрессора. Немцы вводят войска в демилитаризированную Рейнскую зону, Гитлер фактически отстраивает на глазах у Великобритании «Kriegsmarine», то есть военно-морской флот и выстраивает вооруженные силы, нарушив таким образом условия Версальского договора. Наиболее остро этот факт был выражен во время так называемого Мюнхенского соглашения 1938 года, когда Гитлер предъявил Чехословакии ультиматум о передаче Судетской области приграничной к Германии, Судетская область была населена немцами. И Англия, и Франция, которые выступали гарантами суверенитета Чехословакии в лице своих лидеров в Мюнхене подписали соглашение о том, что они поддерживают Гитлера, считая, что Гитлер после этого, после такого «дружественного», условно говоря, акта вся его агрессия будет направлена на Восток. Когда после Мюнхенской этой конференции лорд Чемберлен – английский премьер-министр, спускаясь по трапу самолета о том, что мир я вам принес на десятилетия. До начала Второй мировой оставался только один год.

Разумеется, полным абсолютно зеркальным ответом на Мюнхенское соглашение, которое у нас сразу окрестили, как Мюнхенский сговор, было подписано соглашение Молотова и Риббентропа, то есть то, которое привело фактически к разделу Восточной Европы на сферы влияния Советского союза и фашистской Германии и вроде как гарантировало мир на 10 лет. Тут надо отметить, отдать должное все-таки советским дипломатам, что они до последнего момента старались найти точки соприкосновения с французскими и английскими дипломатами. В частности, это было еще в начале 1939 года, в Москве шли переговоры. Переговоры, в общем-то, оказались безуспешными, англичане прислали даже каких-то второстепенных дипломатов. В частности, такой пример, памятник Тимирязеву у Никитских ворот, он стоит там в мантии Оксфордского профессора, он действительно был Оксфордским профессором. Почему так – потому что это был некий такой жест доброй воли, его открыли в присутствии английских представителей в 1939 году, но тем не менее, как известно, на этом же памятнике сохранился след от снаряда, ударившего в 1941 году. Что показывает, куда завели все эти переговоры.

Фактически пакт Молотова-Риббентропа – это не решение проблемы. Страны наращивали свой военный потенциал и было понятно, что и Германия, и Советский союз в дальнейшем уже столкнутся в рамках Второй мировой войны.