Индустриализация и коллективизация

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

НЭП безусловно имел определенные успехи, он практически восстановил экономику, хотя перекос внутри ощущался в сторону сельского хозяйства. Была проведена очень удачная денежная реформа Сокольникова 1922 года, которая просто вернула царский рубль, назвав его советским червонцем. Он был твердой валютой и принимался, и конвертировался за рубежом. Однако же большевиков интересовало в первую очередь развитие тяжелой промышленности. Это очень хорошо отражается на материалах конца 1920-х годов – начала 1930-х, потому что внутри партии большевиков безусловно, особенно в сталинском окружении это очень хорошо чувствуется, существовал постоянный страх перед внешней угрозой. Причем, как ни странно, сейчас доказано, что эта внешняя угроза – это не Великобритания, например, или Соединенные штаты – это внешняя угроза со стороны стран, так называемой «Малой Антанты» — Польша, Прибалтика, страны Японии, начиная с 1930-х годов и со стороны других стран. Естественно за спинами этих стран стояла Франция в большей части страхов и Великобритания. Но тем не менее, для большевиков принципиально было создание тяжелой промышленности, которая привела бы к тому, чтобы впоследствии совершенствовать военно-промышленный комплекс.

Естественно курс на индустриализацию берется фактически вместе с утверждением сталинской диктатуры – это 1928 и здесь следует отметить то, что эта индустриализация проводилась самым главным образом планово. То есть, она шла через так называемые пятилетние планы. Первый пятилетний план 1928 года, как известно, было два его варианта – оптимальный и отправной. Отправной был полегче, оптимальный был посложнее. Однако же Сталин естественно выбрал оптимальный. Причем известно, что он в этот план сам вносил коррективы. То есть, пожалуйста, сколько угодно можно приводить таких цифр – 100 000 тракторов, вместо 50 000, 200 000 автомобилей вместо 100 000 автомобилей и так далее. Первая пятилетка у нас формально длилось четыре года, действительно огромное количество объектов удалось создать – порядка 3 000 промышленных предприятий. Это и Горьковский автомобильный завод, это Магнитогорский металлургический комбинат, и Сталинградский тракторный завод. Естественно все это строилось исключительно при максимальном понижении уровня жизни, во многом базировалось на перекачке ресурсов из сельского хозяйства.

Очень интересно, откуда брались деньги на нее. В частности, повышалась выработка алкогольной продукции, в первую очередь водки. Сталин шел по пути графа Витте, который свой бюджет… бюджет графа Витте, как известно, окрестили «пьяным». Сталинский бюджет – это тоже пьяный бюджет. Выпуск алкогольной продукции увеличивается в несколько раз, в первую очередь естественно водки, себестоимость ее низкая, а потребление ее все больше и больше возрастало. За счет продажи зерна, причем этот принцип – не доедим, но продадим – он оказался роковым в связи с тем, что 1932-1933 год – это великий голод, который в Поволжье, не только на Украине, подчеркну еще раз в Поволжье и в Центральной Черноземной области, а на Северном Кавказе называли голодомор. Но об этом несколько позднее.

Вторая пятилетка оказалась более успешной, она более выполнила заранее задуманный план, нежели первая пятилетка. Он был выполнен примерно на 78%, в отличие от первой, где темпы роста производства спадали с каждым годом. Опять-таки, было построено огромное количество объектов, мы ими пользуемся до сих пор. Это Уралмаш – Уралвагонзавод нынешний – крупнейшее машиностроительное предприятие в Российской Федерации, это Московский метрополитен, ряд других очень важных строек. И да, действительно, вторая пятилетка оказалась несколько более успешной.

Со второй пятилеткой естественно связано знаменитое стахановское движение. Оно является на самом деле таким образом, который демонстрирует нам вообще индустриализацию в целом. Что это обозначает – стахановское движение – это типичный пример экстенсивного развития. Не надо улучшать технологии – это очень долго, это очень трудозатратно, достаточно больше работать. Стаханов вместе с двумя сменщиками, он не один был, в 1935 году выполнил 14 дневных норм. Сам Стаханов естественно получил и государственную награду, и автомобиль, что было в 1930-е годы естественно роскошью, а никак не средством передвижения, и получил квартиру в Москве. И стал основателем стахановского движения. К чему это привело – это привело разумеется к определенному подъему энтузиазма, энтузиазм был и люди верили в строительство, тем более результаты этого видны были на лицо. Но с другой стороны это привело к тому, что ежедневные планы по работе, по производству, у каждой отдельной бригады просто увеличивались и необходимо было подтягиваться к передовикам и поэтому вы должны работать все больше и больше. Поэтому стахановское движение имеет некую обратную сторону, безусловно. Но те люди, которые становились стахановцами, они входили в элиту советского общества, как аристократические пролетарии, если их можно так назвать, или пролетарские аристократы.

С другой стороны, не надо забывать, что все это происходило на фоне коллективизации деревни. Если не вдаваться в подробности, коллективизация – это объединение единоличных хозяйств, разрушение русской, и не только русской, сельскохозяйственной общины, которые существовали на территории восточнославянских республик и не только, и практически насильственное их перераспределение в колхозы. Колхозы были поставлены на хлебозаготовки. То есть они должны были выполнять поставки продовольствия правительству и естественно все это шло по заниженным ценам. Учитывая эту волну совершенно непонятного служебного рвения начала 1930-х годов, хлебозаготовки, которые и так были завышены в 1931 году, на местах встретили встречный план. Вообще встречный план – это очень показательное словосочетание для первой половины 1930-х годов. Встречные планы были еще более завышены. После сбора урожая оказалось, что даже первичные хлебозаготовки не были выполнены в среднем на 30%.

Здесь надо понимать вот какой очень важный момент, сталинское руководство смотрело сквозь призму классовых представлений, оно не давало себе отчета в некой реальности, потому что с мест, работники НКВД, партийные работники сообщали об огромном количестве вредителей. А кто такие вредители – это представители «бывших» – это бывшие помещики, бывшие кулаки. Не просто бывшие кулаки, а нынешние кулаки. Это зажиточные крестьяне, это разумеется представители Церкви, которые спят и видят сбросить с себя эту советскую власть. Поэтому именно они во многом вредят советской власти тем, что не выполняют хлебозаготовки. Это привело фактически к возобновлению продразверстки. В 1932 году была введена паспортная система и крестьяне не могли попасть в города, они не могли уйти из деревни. И у них изымалось все продовольствие.

Март-апрель 1933 года приводят к тому, что в разных районах Советского союза начинается общесоюзный голод, жертвами которого стало до 8 млн человек – цифра огромнейшая. Это страдала в первую очередь, конечно же, Черноземная область. Безусловно, когда до сталинского руководства в общем-то, уже дошло то, что они натворили. Они вернули все зерновое продовольствие из портов, но в первую очередь из Одессы и Ленинграда обратно в Черноземную область и старались как-то избежать дальнейшего голодания, но естественно – это было уже поздно. Это огромнейшая трагедия советской деревни начала 1930-х годов наряду с разрушением общинных отношений. Фактически крестьяне вплоть до брежневского времени остаются неравноправной частью советского общества. Они лишены были даже тех прав свободного перемещения, которым все-таки остальные советские граждане обладали.