Роль психолога и роль священика — в чем разница?

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

Мы уже поняли, что есть ситуации, как бы краткосрочных наших провалов, как психологических, так и духовных, которые можно довольно быстро решить без помощи психолога, достаточно просто оказать самому себе поддержку, если у нас в жизни происходит какая-то беда, или просто неприятность серьезная и почаще ходить в храм, как-то немножко напитать свою душу духовной пищей – исповедью, причастием, чтением Евангелия, общением со священником. Но бывают ситуации такие глубокие, корневая система которых лежит в детстве и в периоде формирования нас, как личностей, формирования нас, как людей. И тогда конечно без помощи психолога не обойтись. И стоило бы поговорить немножко о том, как соотносится священник и психолог, можно ли идти либо к одному, либо к другому, или все-таки это крайне важные уровни помощи, которые нужны человеку часто одновременно.

Я начну со смешного примера, такого одновременно смешного и немножко грустного. Кк-то ко мне пришла женщина молодая, верующая, воцерковленная, у нее свой духовник и пришла она ко мне с такими словами – ничего мне не говорите, о Боге, о моей вере, о церкви, вы у меня уже десятый христианский психолог. Пожалуйста, у меня психологические проблемы, давайте говорить об этом. Я естественно была немножко озадачена от такого напора, немножко растерялась и выяснила, что в основном все христианские психологи, а дело было лет 10 назад, все-таки тогда еще не было нашего факультета, не было таких прекрасных, еще молодых, но грамотных специалистов, в области христианской психологии. Было много людей, которые просто получили психологическое образование и придя в храм, придя к вере, просто называли себя христианскими психологами. Я думаю, что она попадала именно к таким. И вот эти мои коллеги говорили о том, что, а сколько раз вы исповедуетесь, а часто ли вы причащаетесь, а неплохо бы поговорить об этом с духовником. То есть они работали не в рамках своей компетенции, они переходили уровень своей профессиональной площадки.

У нее были проблемы психологического плана, она как раз была той девочкой, которую всю жизнь критиковали, той девочкой, которой все время говорили, что она недостаточно хороша. Она была талантливым человеком, разносторонним, она находилась в очень важной точке своей жизни, она хотела поменять профессию. Она была нефтяником, а хотела заниматься помощью людям и работала волонтером уже несколько лет, и вообще думала уйти работать в хоспис. Это очень серьезное решение, это просто смена жизни, всех вообще ее аспектов, от ценностных до банальных, связанных с зарплатой и так далее. То есть, ей не хватало поддержки, она была дико не уверена в себе и очень-очень растеряна. А родители ее делали то, что делали всегда: «Ты хорошо подумала? А ты уверена, что это правильное решение? А ты подумай еще раз, вдруг ошибешься», — и так далее. То есть она и так-то стояла перед серьезным выбором, а ей еще больше этот выбор усложняли. И мы стали работать на сугубо психологическом уровне – поднимать ее самооценку, работать с внутренним ребенком, есть такой специальный замечательный метод – очень глубокий, очень эффективный для того, чтобы исцелить те самые раны детства, о которых я немножко говорила ранее. И когда такая сугубо психологическая работа была, в общем-то, завершена, то она приняла очень правильное решение, и я ее отслеживаю до сих пор, хотя прошло много времени, мы уже дружим с ней, и я вижу, как правильно она сделала, как она расцвела, и как она нашла себя на этом поприще помощи людям. Она потом получила медицинское образование и стала прекрасной медсестрой. Причем возраст был не 18 лет, и сейчас работает, блистательно работает в детской онкологической реанимации и наполняет это место и духовным светом, и психологическим здоровьем.

Здесь в этой ситуации, на этом примере, я бы хотела показать, что психолог никогда не может подменять священника, он может только помогать священнику. Это специалист, который стоит на более низкой ступеньке, и он решает более низкого уровня задачи. Не низкого, в смысле не значимого, а низкого, в смысле соподчинения и иерархии. То есть, священник как бы смотрит на нас сверху, с горы, он показывает нам путь восхождения, а психолог тот, кто у подножья горы показывает тропинки, по которым надо пониматься, показывает нам лавины, камнепады, сложности, опасности, в общем, иногда даже нас подталкивает вверх, подсаживает и является таким помощником на этом этапе, уровне начала нашего восхождения. Психолог тот, кто доводит нас до такой точки, с которой мы можем начинать нормальный, здоровый, духовный рост.