Священный собор 1917–1918 годов

Алексей Беглов, кандидат исторических наук

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

Священный Собор православной российской Церкви, которого так долго ждали верующие до революции, которому до революции не суждено было собраться, открылся в Москве в день Успения Божьей Матери 15 августа 1917 года по старому стилю и проработал до сентября 1918 года. В рамках этого периода прошло три сессии Собора. Первая с августа по декабрь – по предрождественские дни. Вторая с января по предпасхальные дни 1918 года. И третья сессия с июля по сентябрь 1918 года.

Одним из важных отличий состава и организационной структуры Собора 1917-1918 года было то, что в его составе работало значительное число мирян. Многие исследователи оценивают этот факт, как своего рода вторжение демократических элементов 1917 года внутрь Церкви. Но на самом деле стоит более внимательно отнестись к этому вопросу, потому что Собор 1917-1918 года работал прежде всего в рамках той социальной ситуации, которая существовала уже в Церкви накануне революции и продолжала сохраняться в первые месяцы 1917 года. Эта социальная ситуация была ситуацией сословного размежевания, которая достаточно активно давала себя знать, как в период первой русской революции, так и в период 1917 года, когда младшие члены клира активно конфликтовали со старшими – со священниками. Клик конфликтовал с епископами и так далее, и тому подобное. И сама паства, например, на селе, достаточно активно выступала против тех, или иных неугодных клириков.

В результате большое представительство мирян сыграло, как представляется, важную и положительную роль. Но все по порядку. На Собор приехало 564 делегата – это было очень серьезное представительство, фактически речь шла о том, что на Собор съехалась вся Россия. Среди этих делегатов 80 человек было епископы, 22 были представители монашествующего черного духовенства, 163 представителя белого духовенства, включая младших членов клира – псаломщиков и 299 мирян. Если в процентном отношении, то мы видим, что соборяне делились примерно на три неравные группы, примерно 20% — это епископы и монашествующие, примерно 30% — это белое духовенство и церковнослужители и чуть более 50%, чуть более половины – это миряне. Причем миряне самые разные, как представители, например, духовных академий, так и крестьяне, выбранные из самых отдаленных уголков России.

Такое существенное представительство мирян мне представляется, позволило Собору не расколоться на сословные группы, потому что напомним, что он собирался в ситуации очень острых сословных противоречий, сословной вражды между псаломщиками и священниками, между белым духовенством и монашествующими. И миряне в данном случае, причем занявшие достаточно консервативные позиции, оказались своего рода таким противовесом для различных сословных групп, они позволили Собору формулировать не сословную программу преобразований, а общецерковную.

Как Собор функционировал? У Собора было общее собрание, или пленарное заседание Собора, где обсуждались те, или иные законопроекты. А сами законопроекты разрабатывались в отделах. Собор образовал 23 отдела по самым разным темам от высшего церковного управления, епархиального управления, миссии, вопроса о приходе, до таких вопросов, например, как будущее православной Церкви в Закавказье в условиях объявленной Грузинами автокефалии, они объявили ее без согласия русской Церкви в тот период.

Отделы формировались путем произвольной записи, поэтому, с одной стороны соборяне могли участвовать в разных отделах, а кроме того и численность участников отделов была очень разная. В некоторых число членов отдела достигала нескольких сотен, как, например, в отдел о приходе записались 237 человек. А в уже упомянутый отдел о Закавказье всего лишь 12 человек. Понятно, что не все одновременно участвовали в их работе, но понятно, что это было показателем определенного интереса к тем, или иным темам. Так вот в отделах разрабатывались конкретные документы, которые обсуждались в общем собрании Собора. Оно могло исправить документ, значительно исправить, или незначительно исправить, или вернуть его на рассмотрение в отдел и уже собственно голосование общего собрания принимало тот, или иной документ. Но, если документ был очень важный, касался основ веры, например, то он поступал на рассмотрение так называемого епископского совещания – такого органа, в который входили только епископы члены Собора. Речь не идет о своего рода верхней палате парламента, нет, поскольку все эти епископы они одновременно были и членами общего собрания Собора и естественно членами разных отделов. А это своего рода такой канонический иерархический фильтр, через который проходили наиболее важные документы Собора и только после принятия соответствующих постановлений в общем собрании и совещании епископов, документ становился церковным законом, определением, или постановлением Собора и печатался в соответствующем выпуске определений и постановлений.

Так в устройстве Священного Собора 1917-1918 года был найден и выработан баланс между двумя основополагающими характеристиками бытия православной Церкви – между ее соборностью, с одной стороны, и ее иерархичностью, апостоличностью с другой стороны, поскольку понятно, что сам Собор – это выражение соборности, а епископское совещание – это как раз реализация иерархического принципа.