Опубликовано Оставить комментарий

Церковная революция 1917 года

Алексей Беглов, кандидат исторических наук

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

Слом государственного строя в феврале 1917 конечно не мог не затронуть Церковь. Известно, что Церковь, Синод прежде всего, достаточно пассивно вели себя в дни февральской революции, по крайней мере активно не выступили в поддержку императорской власти, хотя просьбы об этом раздавались. А собственно после февраля духовенство и епископат достаточно активно солидаризовались с новым правительством, посылали ему различные телеграммы приветственные, в проповедях это отмечалось. Но в целом, здесь нужно, может быть, так трактовать эти события, что Церковь скорее шла по течению общего общественного, политического процесса, поддерживая победившую на тот момент сторону, как очень часто собственно и случалось в момент политических сломов, не только в России, но и вообще в мировой истории.

Важнее для нас сейчас понять те процессы революционного брожения, которые проникли внутрь самой Церкви и как правило обстоятельства так называемой церковной революции 1917 года связывают с деятельностью прежде всего временного правительства, обер-прокурора тогдашнего Святейшего Синода, назначенного революционным временным правительством – Владимира Львова, или различных местных революционных комитетов. Прежде всего речь идет о том, что усилиями, или Львова, или местных революционных комитетов временного правительства со своих кафедр были смещены полтора десятка преосвященных. Наиболее известные из них – это митрополит Питирим Петроградский, митрополит Макарий Московский и другие. Как правило все эти владыки обвинялись в той, или иной степени нелояльности к новому революционному правительству. Или обвинялись они центральной властью – временным правительством, обер-прокурором, или обвинялись местными революционными силами. И, чтобы заместить эти ставшие вакантными должности, в епархиях достаточно активно созывались, шли выборы епархиальных преосвященных. По подсчетам петербургского историка Павла Рогозного, который занимался этим вопросом, речь шла как минимум о 11 случаях выборов епархиальных преосвященных между февралем и осенью 1917 года. В том числе нужно отметить такие фигуры, которые заняли кафедры епископские в этот период именно в результате выборов, как митрополит Московский Тихон (Беллавин) – будущий патриарх, или митрополит Петроградский. Вообще по мнению Рогозного, что достаточно важно, выборы архиереев в 1917 году послужили консолидации церковного организма, по крайней мере на уровне тех епархий, где выборы эти происходили.

Однако к перестройке этих взаимоотношений Синода и временного правительства с одной стороны, а с другой стороны, Синода и епархиальных преосвященных нельзя сводить все процессы революционного брожения в этот период. Нужно иметь в виду, что процессы этой церковной революции были гораздо глубже и здесь я бы выделил два прежде всего важнейших аспекта. С одной стороны – это аспект сословных нестроений, которые в 1917 году были очень активны. Что имеется в виду – это прежде всего трения между низшими членами клира: псаломщиками, дьяконами и священниками, потому что псаломщики и дьяконы были ущемлены. И материально, и социально. Материально они были ущемлены, потому что при разделе братских священнических доходов им доставалась гораздо меньшая часть, а социально они были ущемлены, поскольку не участвовали в органах сословного самоуправления, например, в епархиальных съездах. Дьяконы и псаломщики достаточно активно и часто грубо выступают, начинают бороться за свои права в эпоху этих революционных месяцев. Но кроме того, возникают трения и между, например, сельским духовенством и городским, между в целом духовным сословием и отдельными епископами. Например, буквально таким восстанием против своего архиерея была потрясена Тверская епархия, где архиепископ Серафим (Чичагов) ввел в период революции достаточно жесткую политику по дисциплинированию как раз низших членов клира и после революции это вылилось буквально в восстание против него этих самых низших членов клира. Итак, это сословное нестроение.

С другой стороны, важнейшей частью церковной революции 1917 года была революция приходская. Это буквально, когда прихожане в приходах, прежде всего крестьяне брали власть в свои руки. В чем это выражалось? Прежде всего это выражалось в том, что они отказывались платить взносы в епархии из своих пожертвований, из церковных средств. Они объявляли о том, что они теперь сами будут распоряжаться церковно-приходским имуществом, храмовым имуществом и очень часто в каких-то конфликтных ситуациях они фактически изгоняли неугодных священников. Таким образом те важнейшие вопросы приходской реформы, которые дискутировались до революции, а именно вопрос о выборности духовенства и вопрос об участии прихожан в распоряжении церковным имуществом, храмовым имуществом, они получили свое разрешение в первые месяцы 1917 года как бы де-факто, явочным порядком, как говорили сами современники. Прихожане сами взяли в свои руки власть в приходах и это была уже реальность, с которой предстояло считаться и самому духовенству, и иерархии.

И в этот период иерархия пыталась приспособиться к сложившейся ситуации. Об этом очень четко нам говорят решения в приходском вопросе. В частности, например, при Синоде была создана специальная комиссия, во главе которой был епископ Уфимский Адрей (Ухтомский), которая разработала временное положение о православном приходе, которое было введено Синодом в качестве временного в этот период и там, например, прямо отменялся территориальный принцип организации прихода, то есть приход воспринимался, как добровольная единица. С другой стороны, это положение пыталось урегулировать ситуацию с выборами духовенства, по крайней мере ограничив условия, при которых прихожане могли священника изгнать – это накладывает ограничения на эту практику, которая уже существовала де-факто. Но как бы то ни было, эти разные составляющие церковной революции, именно с ними предстояло иметь дело Священному Собору православной российской Церкви, который должен был урегулировать всю эту ситуацию, которая достаточно активно расшатывала церковный организм.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *