Риторика: актуальные проблемы и новые подходы

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

О современной риторике говорить довольно трудно, я, пожалуй, пропущу некоторую часть этого изложения — риторику начала советского времени 1920-1930-х годов, потому что об этом надо было бы говорить много и подробно. А расскажу о возрождении риторики после Второй мировой войны.

Собственно, риторика возродилась как некое учение неориторика, как теория аргументации после Второй мировой войны вот каким образом. Большая часть Западной Европы была оккупирована немцами, естественно под этой оккупацией были Бельгия, Голландия, Франция и другие страны. И когда разгромили Германию, оказалось, что те правительства, которые во время Второй мировой войны правили, или делали вид, что правили этими странами, оказались нелегитимными. Но постольку поскольку власть принимала разные постановления, разные акты, разные законы, поскольку работали суды, заключались сделки, люди вступали в браки, рождались и умирали. Часть актов, которые принимали власти, скажем, Бельгии не могли быть признаны нелегитимными. И вот возникла проблема юридическая, как и каким образом одни акты признавать легитимными, а другие нелегитимными. Крупный юрист конституционалист Хаим Перельман, разбирая аргументацию сторон в этой полемике собственно и пришел к идее создания некой теории аргументации, или неориторики. Эта неориторика легла в основание всей современной риторики, потому что авторы ее Перельман и Олбрехт-Тытека в своей книге «La nouvelle rhétorique» по-французски, или соответственно «Новая риторика» по-русски, описали системы ненаучной аргументации. Аргументация, которая обосновывает не истинные, или ложные суждения, а суждения как бы правдоподобные. Это мягкая аргументация, которая используется в массовой коммуникации, в массовой информации, которая используется в политическом дискурсе, которая используется в философском дискурсе. Она и представляет собой такой особый тип обмена мыслями и особый тип обоснования мыслей, который, во-первых, основывается не на аксиомах, как скажем математика, геометрия, а основывается на топосах, или общих местах, как положениях, которые признает истинными, или правильными аудитория ритора. Собственно, поэтому такого рода аргументация не приводит к выводам обязательным, а приводит к выводам правдоподобным. Более того, того, в отличие от научной аргументации, риторическая аргументация, как показал Хаим Перельман, использует обычный естественный язык, а в обычном языке, не в языке науки, меняются значения слов, значения слов плывут, они расплывчаты. И вот работа с лексикой естественного языка с приемами рассуждения характерными для ненаучной коммуникации, аргументация основана на общих местах, или топах, то есть принимаемых аудиторией положениях, ее изучение и составляет собственно ядро теории аргументации в представлении Перельмана и его школы. Эта бельгийская школа риторики была в достаточной степени авторитетна и собственно вся риторика нашего времени, послевоенная, после Второй мировой войны учитывает те результаты, которые были получены Перельманом, его школой в разработке проблем этой теории аргументации.

У нас в Советском союзе, в России, риторика начинается во второй половине 1960-х годов с доклада профессора Юрия Владимировича Рождественского, он был заведующим нашей кафедры, потом стал академиком Российской академии образования и собственно он и был восстановителем риторики в нашей стране. Начинается с доклада Юрия Владимировича Рождественского на проблемной группе по семиотике – это было в конце 1960-х годов и серия диссертаций, которые у нас писались на нашей кафедре по риторике. В 1990-е годы мы уже как бы получили первые результаты, первые описания риторические, описания русского языка и риторика была отчасти введена в школьное преподавание. Сегодня это проблема. Такова примерно история риторики.