Труд советского учителя оплачивался достойно?

Алексей Филиппов, кандидат философских наук

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

Миф третий: труд советского учителя оплачивался достойно, а сам педагог был вторым родителем, который контролировал жизнь всех детей в классе. После революции и всех начавшихся громадных социальных реформ и преобразований, простой учитель стал называться «шкрабом» — сокращенно «школьным работником». Сохранилась в большом академическом словаре даже запись, я процитирую, по свидетельству Луначарского, который был тогда главой Наркомпроса, сейчас сказали бы: министром образования. Телеграмма кончалась так: «Шкрабы голодают». «Кто-кто?» — спросил Ленин. «Шкрабы, — отвечал я ему – это новое обозначение для школьных работников». С величайшим удовольствием он ответил мне: «А я думал, это какие-нибудь крабы в каком-нибудь аквариуме, что за безобразие, называть таким отвратительным словом учителя». Это слова самого Ленина.

Но любовь к сокращениям, к аббревиатурам была на протяжении всего советского периода, отношение к шкрабам было соответствующее. В шкрабы в основном шли кто- те, кто раньше работал в народном образовании, то есть это люди, получившие классическое царское образование, это старорежимные люди, которые в основном были врагами советской власти, по крайней мере так считались, и люди интеллектуального труда, которые не могли себе по идеологическим причинам нигде найти работу, они шли в сельские учителя, или в шкрабы. Например, шкрабом был Михаил Пришвин в свое время. Соответствующее отношение, соответствующая оплата труда, «шкрабы голодают». В сельской местности они жили на пайке и далеко не всегда этот паек был хорошим. Если шкраба любили, то может быть его кто и подкармливал, а если шкраба невзлюбили, то все.

Если мы берем уже период развитого социализма, то достаточно сравнить зарплату советского учителя со средней зарплатой по стране. В среднем она была ниже на 15%. Дело в том, что такой миф, может быть, о высоких заработных платах учителей, средних заработных платах, сложился потому что, считали заработную плату в образовании вообще. А там были не только учителя городские и сельские, там была и профессура, а зарплата профессора в среднем была в 9-10 раз выше, чем зарплата простого советского учителя. Сложив все это вместе, мы соответственно получаем условно неплохую среднюю заработную плату советского учителя.

В 1960-1970-е годы зарплата учителя начальной школы составляла приблизительно 70 рублей. Много это, или мало? Хлеб стоил 23 копейки, а мужской костюм, например – это 85-87 рублей. Поэтому, на еду хватало, но в любом случае желательно, чтобы был еще муж, который зарабатывал бы побольше, чем 70 рублей. То есть зарплата учителя в советское время, в лучшем случае была такой же, но как правило, меньше, чем средняя заработная плата по стране.

Вторая часть по поводу того, что учитель был второй мамой, который жил чаяниями и нуждами класса, ходил по квартирам, проверял домашние задания и так далее. Это миф, который имел конкретную историческую подоплеку и в большой степени уходил корнями в советских кинематограф. Все мы с вами знаем достаточно популярный фильм, например, «Большая перемена», там, где Нестор Петрович печется о своих учениках, правда великовозрастных, ходит к ним домой, на предприятия, борется за успеваемость. Мы знаем другие фильмы, более ранние, например, «Сельская учительница», которая действительно предстает в образе такой второй мамы, которая заботится о своих цыплятах и берет их под крыло, и контролирует каждый шаг.

Конечно такие учителя были, но это было не массовое явление. Дело в том, что в 1943 году после того, как начали освобождаться города и веси от немецких захватчиков, выяснилось, что восстанавливать города разрушенные качественно и хорошо, фактически некому, потому что старшеклассники не обладали теми знаниями, которые необходимы для поступления в техникумы и соответственно уровень их образования был крайне низок и необходимо было поднимать этот уровень. До 1943 года в советской школе, как и во многих других областях существовало так называемое стахановское движение, то есть: «Даешь 100 норм в одну смену».

Что это значило для школы? Это значило, что количество пятерочников, хорошистов, троечников, а двоечников не должно было быть вообще. Именно оттуда у нас сформировалась, не пятибальная, как формально заявлялось, а трехбальная система – 5, 4, 3. Двойки до сих школьникам практически не ставятся, это супер исключение в современной школе. Так вот, в 1943 году выяснилось, что это стахановское движение привело к тому, что большая часть учителей рисовало ученикам пятерки, чтобы выйти на средний уровень по своему региону, а за этими пятерками ничего не стоит. И начинается ряд преобразований в советской системе, которые стараются выровнять это. И одним из самых главных условий этого выравнивания был тот самый ударный труд советской учительницы, которая должна была ходить по домам, смотреть, что делает ребенок в это время, не гуляет ли он вместо того, чтобы делать уроки и так далее. И, к сожалению, после того, как это все было отменено и система начала выравниваться, и массовое образование советское позволило наводнить техникумы и училища достаточно большим количеством условно обучаемых учеников, необходимость в этом отпала.

И собственно говоря дальше советская учительница в среднем могла быть таким же урокодателем, как и сейчас средняя советская учительница, не обходя детей по домам, не занимаясь вопросами из социального семейного благополучия. Такие люди в любом случае были, в любой школе, и сейчас они есть. В среднем, это женщина, вдова, или разведенная, или одинокая, которая никогда не была замужем, которой необходимо куда-то применить свою мощную энергию, нереализованный, или не совсем реализованный материнский инстинкт и соответствующим образом она вполне могла и ходить по домам, и заниматься делами своих учеников. Тем более, что советская авторитарная, а потом и тоталитарная система стремилась контролировать все сферы жизни, в том числе и семью. И разумеется школьный учитель, а точнее классный руководитель был агентом этого контроля и этого влияния. Когда система распалась, необходимость в этом отпала и те, кто занимался детьми всегда, те ими и продолжали заниматься. А те, кто пришел, чтобы дать свои уроки и уйти – собственно говоря, так и поступали. Поэтому миф о том, что советская учительница была второй мамой – это конечно в большей степени плод советского кинематографа, чем реальной советской действительности.